ЗОДИАК (petrosagaidak) wrote,
ЗОДИАК
petrosagaidak

Богемия и Моравия. часть 03.

Оригинал взят у beam_truth в Богемия и Моравия. часть 03.

Reinhard Tristan Eugen Heydrich


Акты сопротивления в протекторате

Собственно говоря, заслуживающих упоминания актов сопротивления в порабощённом протекторате за все 6 лет его существования было ДВА: убийство гитлеровского наместника Гейдриха 27 мая  1942 года и Пражское восстание 5-9 мая 1945 года. Рассмотрим поподробнее обстоятельства и детали их совершения.

Ликвидация  Гейдриха и её последствия.

После нападения Германии на СССР в протекторате имели место некоторые акты саботажа и волнений среди части населения. Однако немцам удалось довольно быстро справиться с ними.

Пропагандистский аппарат Геббельса, не без основания  утверждал, что с актами саботажа и неповиновения в протекторате  покончено.

27 сентября 1941 года в Прагу для жесткого наведения порядка прилетел новый имперский наместник – обергруппенфюрер СС Рейнгард  Гейдрих . Он сразу же и круто взялся за дело. В тот же день был арестован председатель чешского правительства Алоиз Элиаш (еще через несколько дней он был приговорен к смертной казни за измену), в протекторате немедленно было введено военное положение.

(Отметим лишь, что  несмотря на гремевшую ВТОРОЙ ГОД мировую войну, НИКАКОГО ВОЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ ДО прибытия Гейдриха в Богемии и Моравии НЕ БЫЛО!!! Протекторат жил обычной мирной жизнью и трудился на благо Рейха).

Рейнгард Тристан Ойген  Гейдрих  родился в Галле 7 марта 1904 года. После окончания гимназии в 1922 году служил во флоте, с 1931 года -  в отставке. С 1931 года – член НСДАП и СС, за несколько лет сделал большую карьеру. В 1939 году назначен руководителем Главного управления имперской безопасности (РСХА), в 1940 году стал президентом Интерпола. Обергруппенфюрер СС. Являл собой тип «настоящего арийца»: был высок, светловолос, голубоглаз. Активно занимался спортом, брал призы на соревнованиях по фехтованию. Был женат, имел четверых детей. Увлекался музыкой, в Праге часто ходил в оперу, на концерты.

В отличие от многих функционеров NSDAP,  Гейдрих  уделял очень мало внимания своей охране. Этому способствовала его убеждённость, что мощная охрана повредит его имиджу руководителя, способного уничтожить в стране любые проявления сопротивления (и, таким образом, обезопасить себя от нападения).

Демонстрируя своё бесстрашие и  способности навести в регионе железный порядок,  Гейдрих  каждый день ездил на работу без охраны, в личном открытом автомобиле. Отсутствие опасений за свою безопасность у  Гейдриха  объективно объяснялось тем, что с его приходом к руководству Протекторатом экономика Богемии и Моравии стала расти, были подняты зарплаты рабочим и служащим, приняты меры к улучшению их социального и имущественного положения. В данных условиях  Гейдриху , очевидно, не приходилось волноваться за свою безопасность.

 Тут необходимы небольшие комментарии.

- Не знаю, есть ли в штаб-квартире Интерпола музей с фотографиями руководителей этой почтенной организации. А вот то, что там НАВЕРНЯКА нет портрета Гейдриха – можно не сомневаться. А жаль – фигура в своём роде выдающаяся... Любопытно бы было узнать, КАК тогда происходило назначение президента Интерпола: выбирали его тайным голосованием, или кто-то назначил на сей высокий пост обергруппенфюрера СС?!

- Очень о многом говорит и привычка Гейдриха ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ, на территории «оккупированного» протектората передвигаться СОВСЕМ БЕЗ ОХРАНЫ, да ещё и в ОТКРЫТОМ автомобиле.

(У нас сейчас каждый коммерсантик средней руки имеет личную охрану. Про мэров, пэров и всяких губернаторов –  говорить нечего: мигалки, кортежи, бронированные джипы (в мирное время)  – непременный атрибут перемещения «слуг народа» по РОДНОЙ им стране...)

Гейдрих, как видим – совершенно не боялся населения оккупированного протектората и демонстративно перемещался на его территории без охранников и бронетранспортёров с автоматчиками...

В нынешней Чехии популярна легенда, что незадолго до смерти  Гейдрих , почувствовав себя полновластным хозяином страны, надел на себя хранящуюся в Пражском Граде корону Святого Вацлава, и стал жертвой проклятия, которое падает на голову каждого, кто владеет короной Чехии не по праву.

Думается мне, всё-таки причина была в другом.

2 октября 1941 года состоялось совещание, в Чернинском дворце в Праге, на котором   Гейдрих  откровенно  обозначил свое видение окончательного решения славянского вопроса. Вот некоторые выдержки из его речи: «Территория на востоке частично заселена славянскими народами. Это земли, где, примите это к сведению, наша доброта была бы понята как слабость. Это земли, где сам славянин не ждет, чтобы его воспринимали как равноправного человека. Он привык к тому, что господин с ним не церемонится. Этими землями должна управлять немецкая элита. По мере нашего продвижения в глубь России, на Урал, эти территории станут нашей сырьевой базой, а их население будет работать на нас — я могу употребить и более сильное выражение — работать на нас как рабы».

(Хотелось бы  порекомендовать нашим соотечественникам, искренне считающим ныне, что в случае победы Гитлера, они сейчас обжирались бы баварскими сардельками с немецким  «пивасиком»,  время от времени перечитывать такие откровенные речи вождей  Третьего рейха. Это прочищает мозги тем, кто их ещё не пропил).

   В своей речи  Гейдрих  был предельно откровенен: «... основной наш курс — пусть мы и не говорим об этом вслух — сделать здешнюю землю германской, чехам здесь, в конце концов, делать нечего». В заключение он повторил: «Эта земля должна быть в будущем заселена исключительно немцами, она станет сердцем империи».

А что же делать с «неполноценными славянами»?!

И вот что предлагал  Гейдрих : «Их следует германизировать и перевоспитать, а если не удастся — поставить к стенке...
Останется промежуточный слой, подлежащий тщательному обследованию. Это люди должного образа мыслей, но нечистой расы, и также люди чистой расы, но дурного образа мыслей. Представителей первой группы мы, видимо, отправим на постоянную работу в рейх или еще куда-нибудь и позаботимся о том, чтобы они не имели детей, так как мы не заинтересованы в том, чтобы численность этой группы увеличивалась на данной территории. Что касается индивидуумов чистой расы, но с дурным образом мыслей, то они представляют собой наибольшую опасность…» Такое будущее было уготовано чешскому народу...

 «Чтобы знать, кого из местного населения можно онемечить, необходимо провести перепись населения. Цель — любыми способами выявить расовую принадлежность каждого местного жителя. Будет ли это достигнуто с помощью рентгеноскопии при осмотрах школьников или под видом освидетельствования молодежи для определения на работу — неважно. Я должен составить себе полное представление о нации, чтобы сказать: вот картина населения этой территории. Такая-то часть принадлежит к чистой, полноценной расе с должным образом мыслей. С ними будет просто. Их можно германизировать. На противоположном полюсе — люди нечистой расы и дурного образа мыслей, этих мы выселим отсюда. На востоке места хватит».

В другой своей речи 4 февраля 1942 г.  Гейдрих  так уточнил эту мысль: «Те, кто окажется непригодным для германизации, будут отправлены на побережье Ледовитого океана, когда мы завоюем эти территории. Концентрационные лагеря станут идеальным местом для жизни этих людей…»
Эти выступления Гейдриха  получили «большой общественный резонанс» и стали известны всей тогдашней чешской «элите». До неё вдруг дошло, что этот «эффективный управленец» далеко пойдёт в практическом решении своих  задач...

Чехия содрогнулась от ужаса, а у бойцов и лондонского правительства в изгнании появилась четко обозначенная новыми обстоятельствами мишень –  Гейдрих .

Тут необходимо напомнить, откуда взялось это самое чехословацкое «лондонское правительство в изгнании».

А. Усовский пишет об этом так:
«15 октября 1938 года президент Бенеш преспокойно «сливает» свой обанкротившийся «проект» - Чехословацкую республику – и, как частное лицо, убывает в столицу Великобритании.
Спустя 5 месяцев, 15 марта 1939 года независимая Чехословакия окончательно исчезает с политической карты Европы – разделившись на «Протекторат Богемии и Моравии» и Словацкое независимое государство; Подкарпатская Русь отходит мадьярам. Кажется, всё – пан Бенеш обречён оставшиеся дни провести в полном забвении, находя утешение в писании мемуаров….

Но не тут-то было!

Небольшая группа убывших за пределы Чехии «общественных деятелей» с подачи г-на Черчилля вдруг публично озвучивает довольно любопытную теорию продолжения существования Чехословацкого государства – «главой» которого в 1940 году англичане назначают … пана Бенеша!

Де-факто, и де-юре Чехия является частью Третьего Рейха (напомню, что меморандум с просьбой о включении в состав Германской империи чешских земель в качестве Протектората подписал ЗАКОННЫЙ президент Чехии Эмиль Гаха), а Словакия де-факто и де-юре является союзником Третьего Рейха (её войска сражаются с Красной Армией на Восточном фронте) – важно, что союзники решили считать частное лицо – пана Бенеша – продолжающим существовать «Чехословацким государством».

Ну и это «правительство в изгнании» старалось показать, что имеет хоть какие-то рычаги влияния на положение в стране. Из числа бывших солдат и офицеров чехословацкой армии на английских базах готовили диверсантов и забрасывали их на территорию протектората. Одна из таких групп носила название «Антропоид».

В ночь на 29 декабря 1941 года, вместе с пятью членами других групп, бойцы «Антропоида» были сброшены на парашютах над территорией центральной Чехии. Отправляясь в полет, оба члена группы «Антропоид» уже знали, что им предстоит сделать. Ротмистрам Йозефу Габчику и Яну Кубишу поручалось провести акт возмездия в отношении главного представителя гитлеровских оккупационных властей в Чехии – Рейнгарда  Гейдриха .

(Оба парашютиста в свое время служили в армии. В 1939 году словак Габчик и чех Кубиш нелегально перешли в Польшу, воевали с немцами там, потом во Франции и, наконец, в Англии. Оба имели боевые награды, чехословацкие и иностранные. Летом 1941 года прошли специальную подготовку в британском разведцентре).

Парашютисты относительно удачно приземлились (один из них довольно серьёзно повредил ногу при посадке) и затем смогли удачно «раствориться» среди населения протектората, ожидая своего часа…

Глава чехословацкой разведслужбы Моравец в своих мемуарах  вспоминал:

   «Президент (Э. Бенеш), конечно, знал, что я посылаю парашютистов на родину для налаживания контактов с подпольем. Осенью 1941 года я предложил подготовить особо важную операцию против нацистов — убийство одного из их главарей. Готовить ее следовало в глубокой тайне с помощью специально обученных команд парашютистов. Такая операция, во-первых, подняла бы престиж Чехословакии на международной арене. Во-вторых, ее успех подтолкнет движение народных масс…
Плата за жизнь  Гейдриха  будет высокой. Бенеш, внимательно выслушав мои доводы, заявил, что он как верховный главнокомандующий согласен с ними и считает, что, хотя операция и потребует жертв, она необходима для блага родины. Он приказал мне разработать план операции. Первым и главным ее условием было соблюдение строжайшей тайны. Чем меньше лиц будет к ней привлечено, тем лучше. Тогда этот акт может быть расценен как стихийное проявление отчаяния народа. Мы надеялись, что казнь  Гейдриха  всколыхнет народ и он, сомкнув свои ряды, действительно стихийно восстанет против нацистского террора».

Важно подчеркнуть следующее:

- убийство Гейдриха, как надеялись руководители лондонского «правительства в изгнании», послужит сигналом к стихийному восстанию чехов против немецкого правления и покажет, что Бенеш и его сподвижники реально влияют на ситуацию в протекторате. Ничего этого, как мы увидим, не произошло;
- руководители «правительства в изгнании» отдавали себе отчёт в том, что ответом на убийство Гейдриха, со стороны немцев будет их террор, направленный на причастных и непричастных к акции, но сознательно шли на это;
- Президент Э. Бенеш,  знал об этом  задании группы «Антропоид», хотя никогда публично не говорил об этом, рассчитывая, что акт будет  расценен как стихийное проявление отчаяния народа.

Руководители чешского подполья были против покушения, опасаясь возможных ответных жестоких  репрессий со стороны гитлеровцев, Лондон на их радиограммы не отвечал, а парашютисты через полгода бездействия уже не могли и не хотели ждать. Было решено встречать легковой автомобиль  Гейдриха  на пути следования из пригородного села Паненске Бржежаны, где он имел загородную резиденцию, на крутом изгибе Кирхмайеровой улицы.

Покушение  состоялось 27 мая 1942 года. В этот день  Гейдрих  предполагал лететь в ставку Гитлера.  Однако вылет  не состоялся.

В 10:30 мимо парашютистов проехал автомобиль с женщиной без шляпки: это означало, что  Гейдрих  едет без сопровождения. Через несколько минут перед открытым «Мерседесом» наместника на  повороте появился Габчик с автоматом в руках. Он попытался выстрелить в  Гейдриха  с кратчайшего расстояния, но патрон заклинило.  Гейдрих , видимо, предположив, что имеет дело с террористом-одиночкой, приказал водителю Кляйну (в тот день заменявшему постоянного шофёра  Гейдриха ) остановить машину и вытащил табельный пистолет. В это время  Кубиш сзади бросил  противотанковую  гранату, которая  взорвалась за правым задним колесом.  Гейдрих  и Клейн выпрыгнули из автомобиля и стали отстреливаться. Кляйн получил ранение в ногу и не смог двигаться, а  Гейдрих , тяжело раненый осколками гранаты, упал на капот машины.

Покушавшиеся бросились врассыпную, оставив на месте  покушения  отказавший автомат, дамский велосипед и портфель…

В тот же день в Праге, а затем и во всем протекторате было объявлено военное положение. Были закрыты все рестораны, театры, кино, запрещен выезд из города. Начались массовые облавы, за сведения о покушавшихся была назначена награда в миллион марок. Со следующего дня были развернуты военно-полевые суды, в спешном порядке назначавшие смертные приговоры почти всем ранее задержанным и содержавшимся в тюрьмах.

Жестокое наказание грозило людям, укрывавшим и знавшим парашютистов. Семеро парашютистов, включая Габчика и Кубиша, остались в Праге и три недели скрывались в крипте православного собора Кирилла и Мефодия на Рессловой улице. Гестапо сбивалось с ног, но найти их долго не могло.

2 июня правительство Протектората Чехия и Моравия организовало манифестацию чешского народа в поддержку рейха, на древней Староместской площади в Праге собралось 65 тысяч человек.

Рентгеновское обследование выявило у  Гейдриха  перелом ребра и осколочные ранения селезёнки. После операции ему стало на некоторое время лучше.
Однако вскоре началось воспаление, вызванное инфекционным заражением крови. Гейдрих  впал в кому и умер 4 июня 1942 года.

«Наказание было страшным, безжалостным и слепым. Уже вечером после похорон карательные отряды окружили деревню Лидице возле Кладно (потом в прессе было объявлено, что «имеются неопровержимые доказательства помощи ее жителей бандитам»). На следующий день все женщины деревни были отправлены в концлагеря, дети отданы на принудительное перевоспитание в немецкие семьи, 173 мужчины были расстреляны (расстреливала специально приехавшая команда, составленная из земляков  Гейдриха ). Все дома в деревне были уничтожены, название Лидице – вычеркнуто из списка населенных пунктов. Через две недели такая же участь постигла деревню Лежаки, откуда велись радиопередачи парашютистов…

В несколько месяцев вся Чехия была залита кровью. По приговору военно-полевых судов было расстреляно 1357 человек. Невиданная пляска смерти оборвала жизни самых подготовленных и боеспособных людей: погибло много бывших легионеров, прошедших испытания Первой мировой войны, была уничтожена пятая часть генеральского состава чехословацкой армии.

Через несколько недель после  покушения  наступил черед и парашютистов. Проводившие в крипте томительные дни и ночи, они ничем не выдали себя, равно как и помогавшие им служители храма. Причиной их гибели стало предательство: одиночества и страха не выдержал один из заброшенных в Чехию бойцов, Карел Чурда. Он сдался полиции, потом в гестапо назвал кое-какие явки, и следы исчезнувших мстителей были найдены.

Ранним утром 18 июня более 350 эсэсовцев окружили собор Кирилла и Мефодия, где сразу же началась стрельба. В ходе развернувшегося боя фашистам вначале удалось овладеть верхней частью храма, где проводились богослужения. Здесь под истерзанными иконами они нашли тела троих погибших парашютистов, в том числе и Яна Кубиша. Четверо засевших в крипте оказали ожесточенное сопротивление, и немцы никак не могли проникнуть туда. Осаждавшие попробовали залить подземелье водой, потом оставили это. Был вскрыт потайной люк, через который к парашютистам безуспешно взывал предавший их Чурда. Все было напрасно: парашютисты отстреливались. Израсходовав имевшийся боезапас, они покончили с собой.

Далее гестапо методично стало расправляться с родными парашютистов, с людьми, знавшими и помогавшими их. Фотографии погибших были выставлены в общественных местах, у Кубиша и Габчика фашисты отрезали головы, заспиртовали их и предъявляли для опознания. Возле этих голов допрашивались хозяева явочных квартир, девушки, встречавшиеся с парашютистами. Все они впоследствии были казнены, так же, как родители погибших, их братья и сестры.

Священник и члены клира церкви, укрывавшие убийц  Гейдриха , были арестованы. Находившийся в то время в Берлине и ничего не знавший об этих событиях Горазд, православный епископ Пражский, прибыл в Чехию и заявил, что готов разделить наказание, которое понесут его подчинённые. Он был расстрелян 4 сентября 1942 года. Вместе с ним были казнены священники кафедрального собора Вацлав Чикл и Владимир Петршик, а также староста храма Ян Сонневенд. Чешская Православная Церковь была запрещена, её имущество конфисковано, храмы закрыты, духовенство подвергнуто арестам и заключениям. После освобождения Чехии в мае 1945 года Чешская Православная Церковь была восстановлена.

Чешское Сопротивление, понеся страшные жертвы, в обстановке усилившегося террора и насилия не проявляло активности до конца войны.

Не приносили более успеха и попытки выброса новых групп парашютистов.

Подведём некоторые итоги этой ликвидации гитлеровского наместника. Безусловно, это была и героическая, и трагическая страница истории.
Характерно, что диверсанты, ликвидировавшие Гейдриха,  потом почему-то прятались в единственном в Праге православном соборе... Почему они не выбрали в качестве своего убежища любой из множества пражских католических костёлов теперь можно только догадываться...
На стенах этого собора  сейчас имеется памятная доска и сохранены следы от пуль, оставшиеся от того эсэсовского штурма церкви.
И вообще – поведение именно православного чешского духовенства в этой трагедии – выше всяких похвал. Не зря немцы запретили Чешскую Православную церковь после этих событий.

На место убитого Гейдриха из Германии прибыли другие наместники: сначала Курт Далюге (1942-43г.г.г), потом Вильгельм Фрик (1943-45г.г).
Немцы, воспользовавшись убийством Гейдриха, провели массовые «акты возмездия» в отношении тех лиц, кого они считали причастными к
Никакого восстания (на что рассчитывали Э.Бенеш и его коллеги) в протекторате не возникло. А вот движение Сопротивления в нём было подавлено полностью.

Следующим его актом стало Пражское восстание 5-9 мая 1945 года...


P.S.
Из воспоминаний  Манфреда Динера.
«Я пошел в Имперский тренировочный лагерь СС для бывших командиров Гитлерюгенда, который находился в Чехии. Там нас очень, очень жестко муштровали. СС-совские офицеры, сразу за нас взялись, но нам, после Гитлерюгенда, после начальной военной подготовки, которую мы получили, было не так тяжело. Обучение продолжалось примерно восемь недель.
После обучения, я ехал домой через Прагу, и в Праге мы зашли в пивную на Карловом мосту. Мы были в униформе Гитлерюгенда, и самым вежливым образом попросили пива.
Представьте себе, пива нам не дали, и еще и оскорбили!
Был прямой приказ вести себя прилично, и мы, без всяких комментариев, вышли из пивной.

Чехи во время войны, жили лучше всех в Европе, исключая Швейцарию. Их не призывали в армию, их не бомбили, они все работали в оборонной промышленности и хорошо зарабатывали, продовольственное снабжение они получали по высшей группе

Его убили, потому что англичане боялись, что чехи солидаризируются с немцами. Чехия раньше принадлежала Императорской и Королевской монархии, была исконно немецким районом, на протяжении сотен лет».


Сергей Дроздов




Tags: 2-я мировая, ГЕРМАНИЯ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments